Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:49 

Durarara-fest
T8-41.Шизуо/Изая. Шизуо - человек. Изая - его ангел (демон?) хранитель. Взаимная ненависть,которая переходит в странные, хрупкие отношения.

@темы: Выполнено, T8, Shizuo Heiwajima, Izaya Orihara

URL
Комментарии
2012-03-10 в 14:21 

1380 слов.

Обычный вечер. Обычная темная подворотня. На асфальте растеклась самая обычная лужа крови. Чуть поодаль от нее, прислонившись к кирпичной стене ближайшего здания, полусидел-полулежал вполне обычный человек, чья рубашка была насквозь пропитана кровью. Его грудь тяжело поднималась и опускалась. Ничего особенного.
Но если приглядеться, то можно увидеть совсем не обычный луч света, который был откуда-то сверху. Если постараться еще, то в этом луче можно увидеть силуэт человека.
- Я, кажется, говорил, чтобы ты больше не появлялся? – прохрипел раненый человек у стены.
- Ну что поделаешь, Шизу-чан? У меня работа такая, - ответил некто из луча.
- Считай, что ты уволен.
- Если бы все было так просто, Шизу-чан... Уволить меня может только, - показал пальцем на небо, - ОН.
Человек тихо обреченно выругался.
- Что же я такого натворил в прошлой жизни, что ты стал моим хранителем, за какие грехи?
- Не знаю, Шизу-чан.
- Да перестань ты называть меня так!
- Я подумаю над этим, Шизу-чан.
- Ахррр!
Даже если приглядеться, то в том человеке из луча нельзя узнать ангела. Дело даже не в том, что у него нет нимба и крыльев; не в том, что он одет в обычную черную куртку с забавным меховым воротником и такие же обычные черные брюки, а не в белые одежды; не в том, что вместо золотых кудрей у него темные волосы и короткая стрижка. У него совсем не ангельские темные глаза. Взгляд хитрый, наглый, несколько высокомерный. С такими глазами обычно изображены демоны в религиозных книгах. И еще его ухмылка недобрая. Ангелы вообще ухмыляются? Даже имя у него какое-то странное, неподходящее. Изая.
- Приперся зачем? – спросил пострадавший, харкнув кровью.
- Как зачем? – ухмылка не сползала с лица ангела. – Защищать и оберегать тебя. И… это… как его?… А, вспомнил! Наставлять на путь истинный!
Он, невероятно довольный собой, несколько раз подпрыгнул на месте.
- Ты припозднился минут так на тридцать.
- Да ладно тебе. В первый раз, что ли?


- Нет, ты, конечно, самый сильный человек Икебукуро и все такое, но даже тебе не стоит идти так бесстрашно под обстрел, - заключил Шинра, доставая из тела Шизуо последнюю девятую пулю.
Тот в ответ лишь недовольно засопел.
- И у меня есть к тебе еще один вопрос, - продолжал доктор. – Вот ты когда сворачивал, у тебя не возникло какого-то чувства, что не надо туда идти? Ты не почувствовал, будто кто-то шепчет: «Не делай этого!»
- Нет, - буркнул Шизуо.
- А вот периодически у тебя что-то такое бывает?
- Нет, не бывает, - на этот раз Шизуо сказал громче, словно хотел, чтобы кто-то его услышал.
- Понятно… Значит, у тебя просто отсутствует внутренний голос или инстинкт самосохранения, - подвел итог Шинра.
- Это просто у кого-то отсутствует совесть, - четко сказал пациент.
- У кого это? – поинтересовался Киситани, приготовившись штопать раны.
- Неважно…


- Понять не могу, чем ты опять недоволен, Шизу-чан. Ты жив-здоров, чего тебе еще надо? – Изая безмятежно шел вприпрыжку рядом с Шизуо.
- Я тебя ненавижу! – шипит Хейваджима, покусывая фильтр медленно тлеющей сигареты.
- Это взаимно, не переживай так.
В это время в Икебукуро был так называемый час-пик. Толпы людей возвращались с работы и спешили домой, чем была вызвана давка в метро и на переходах.
Изая шумно вздохнул, улыбнулся еще шире, чем обычно, зажмурился и сказал:
- Как же я люблю людей! Люблю! Люблю, люблю, люблю, люблю…
- Да заткнись ты!
- Шизу-чан, не порть мне своим нытьем такой момент! – возмутился ангел, но уже через секунду продолжил как ни в чем не бывало свой монолог о человеколюбии.
«Понеслась душа», - пролетела мысль в голове у Шизуо.
Он честно терпел. Старался. Терпел в течение десяти минут. Затем сигарета согнулась пополам, потом ее впечатали в асфальт, где она, наверное, и останется на долгие-долгие годы.
Все-таки Изае очень повезло, что он теперь бесплотный дух. Иначе неизвестно, чтобы с ним стало, если бы в него попали все воображаемые кофейные автоматы, дорожные знаки, фонарные столбы и прочая фигня, что первая попадает под руку.
То, что Шизуо был полностью беззащитен перед бессмысленными речами своего ангела-хранителя, жутко выводило его из себя. И не дай Бог кому-нибудь придет в голову спросить у него дорогу или просто случайно задеть плечом в толпе – здравствуй, реанимация!
Наверное, именно за это Хейваджима ненавидел Изаю больше всего. За то, что заставлял прибегать его к насилию, когда Шизуо искренне не любил драться, причинять физическую боль. Он даже в хиппи вступил, пока чуть случайно не похоронил под цветастым автобусом десяток обкурившихся ребят, сболтнувших что-то лишнее.
Сам Изая тоже вряд ли испытывал к своему подопечному теплые чувства. Обычно он высказывал о нем свое мнение после двадцатиминутного трепа о любви ко всему роду человеческому. Вот-вот. Сейчас начнется.
- Знаешь, Шизу-чан, меня жутко огорчает, что тебя нельзя убить.
- Не поверишь, но меня огорчает тоже самое. Только это уже тебя касается.
- Люди такие хрупкие. Они стараются руководствоваться логикой. Но в то же время они любят, ненавидят, плачут, смеются, мечтают… Разве это не прекрасно?
Он переводит взгляд с людей на Шизуо, ожидая от него ответа. Но тот молчит. Изая победно ухмыляется.
- А вот ты, Шизу-тян… Ты как первобытный человек. Живешь только своими рефлексами. Но при этом в тебе из всех людских чувств есть только жестокость и бестолковость.
Он будет так всю дорогу убеждать Шизуо в его никчемности, пока они не дойдут, к радости последнего, до пункта назначения.
Расстояние от Шинры до дома преодолено. Причем сегодня весьма успешно, поэтому можно надеяться, что многие жители Токио доберутся до своих домов целыми и невредимыми.
Изая уже по-хозяйски облюбовал единственный диван Шизуо.
- Скучно ты живешь, Шизу-тян. Бесце-е-ельно, - нарочно растягивал слова Изая, разглядывая потрескавшийся потолок.
- Заткнись.
Чтобы не сломать ничего в родной квартире, Шизуо решил заняться делать. Он взял тряпку и стал аккуратно с любовью протирать бесконечные статуэтки, собирающие пыль на таких же бесконечных полках. Каска, его брат, знаменитый актер с кучей наград, поэтому дома он бывал крайне редко – Шизуо оставалось лишь стирать пыль с позолоченных ярких фигурок. Изая повернул голову в его сторону и с интересом стал следить за тем, как сильные руки бережно, стараясь, что ничто не от чего не отвалилось, распределяя силу. В такие моменты в комнате воцарялась необычная атмосфера доверия и уюта. Оба, человек и ангел, молчали, дабы не разрушить это. В такие моменты души обоих раскрывались в полную силу, от чего в комнате все сияло странным голубоватым светом.
- Хотя, знаешь, даже ты можешь быть интересен, - услышал Шизуо.
Он удивленно обернулся в сторону дивана. Свесив ноги, Изая уже сидел, смотрел в пол и улыбался, но его улыбка уже не была такой наглой. Можно даже сказать, что в ней было что-то мягкое и нежное, если такие слова хоть как-то относились к ангелу.
- Я уже тебе говорил, что ни один, из доверенных мне людей, не дожил и до двадцати пяти?
Шизуо еле заметно кивает.
- Все как один покончили жизнь самоубийством. И это я находил веселым и забавным. А тут появился ты. Равнодушный к моим философским разговорам. Крепкий как морально, так и физически. И иногда я думаю, почему такое чудо доверили именно мне. И нахожу разные ответы. Может, в один прекрасный день я изменю мнение о людях, благодаря тебе?
Он вопросительно поднял глаза на Шизуо, а Хейваджима лишь пожал плечами, крутя в руках очередную награду. Изая резко вскочил на ноги, подтянулся и направился к двери мелкими шагами. Потом он резко остановился и повернулся к Шизуо, продолжающему протирать одну и ту же фигурку.
- Не смей пить молоко, что в холодильнике: оно прокисло.
- Ладно.
- Не «ладно», а не пей. Я тебя знаю. Тебе же лень сходить в магазин, - он в одну секунду оказался рядом с Хеваджимой и потрепал его по голове. – И позвони Каске. Он ждет.
- Спасибо, - Шизуо коснулся руки ангела. На удивление, он чувствует тепло, а не безграничную пустоту. – Но ты все-таки завтра предупреди, если меня где-нибудь опять будут поджидать враждебно настроенные ребята?
- Может быть, - Изая привычно усмехнулся. Он отступил на шаг и стал растворяться в этом голубоватом сияние. – До завтра, Шизу-чан.
- Не «может быть», а предупредишь. Мне уже перед Шинрой неудобно.
Но Изая уже исчез, словно его здесь никогда и не было. Шизуо произнес неприличное слово. Но это уже было скорее по привычке, чем попытка выразить свое недовольство ситуацией. На его губах играла еле заметная улыбка. Все-таки было бы грустно, если бы ему достался нормальный ангел. Его жить была бы невероятно скучной.
Обычный вечер подходил к концу. Шизуо снова выругался и вытащил сотовый из кармана брюк.
- Алло, Каска?

URL
2012-03-10 в 17:19 

MessFamous
если вы его ударили по левой щеке,а он вам подставил правую, врежьте ещё раз по левой, чтоб не умничал.
:hlop::hlop::hlop:
я даже не знаю, как мне выразить свое восхищение!
я даже всплакнула, честно
даже не надеялась на такое прекрасное и чувственное исполнение, ведь заявка такая избитая.
но это просто :hlop::hlop::hlop:
спасибо вам огромное!

заказчик плачет от радости

2012-03-10 в 18:30 

Kursnic
постоянное дно
очень понравилось)) :heart:

2012-03-10 в 20:23 

MessFamous, Kursnic,
Ой, спасибо огромное за такие лестные отзывы! :shuffle:
Автор

URL
2013-02-09 в 03:16 

Автор, это классно! Дайте я Вас обниму:buddy:
Особенно порадовал этот момент:
- Значит, у тебя просто отсутствует внутренний голос или инстинкт самосохранения, - подвел итог Шинра.
- Это просто у кого-то отсутствует совесть, - четко сказал пациент.

URL
   

Durarara fest

главная